promedia.ru media-online.ru radio-online.ru ambient.media-online.ru customline.ru webcom-media.ru
Аналитика
20 июля 2004 | 15:06

"НАСТОЯЩУЮ МУЗЫКУ ЦЕНЯТ, КАК ДОРОГУЮ ВЕЩЬ..."

Версия для печати
Комментарии [ 0 ]
От звукового фона, сопровождающего человека в бытовых и романтических ситуациях, порой зависит не только его настроение, но и продуктивность ума, работоспособность, даже пластика тела. О концептуально новом подходе к радийному эфиру, обнаружившем и в значительной степени спровоцировавшем процесс переоценки ценностей, которому сегодня подвержены разные слои российского общества, — в интервью с директором петербургского радио «Классика»
Аллой Шпанской.
-- Есть ощущение, что сегодня происходит возврат к естественным, Вечным ценностям, одной из которых, безусловно, является классическая музыка. Причем «законодателями моды» здесь, несмотря на множество анекдотов о новой формации наших с Вами соотечественников, выступает отнюдь не интеллигенция. Потребность определяют представители крупного и среднего бизнеса. В Москве, которая априори является лакмусовой бумагой для нашего общества, очевидно существует слой людей, которые заполняет концертные залы: образованные европейцы, у которых не утеряна традиция слушать серьезную музыку, и — российские бизнесмены, начинающие обретать эти навыки...

А.Ш. Это абсолютно естественный процесс. Классическая музыка -- это действительно Настоящее. Ее нельзя потрогать, но легко оценить -- это цена таланта, гения, это то, что нельзя купить или продать. Можно лишь быть причастным и получать наслаждение. Люди начинают ценить настоящую музыку так же, как дорогую вещь. Это предмет гордости, предмет вожделения, признак статуса -- это интеллектуальный смокинг, если хотите. Но одновременно классическая музыка воспитывает в людях вкус, способность чувствовать настоящее и отделять просто хорошее от гениального.

-- Радио «Классика» замышлялось как коммерческая история?

А.Ш. Да. Это бизнес, и это хороший бизнес. Только с такой установкой сегодня можно заниматься развитием и продвижением радиостанции. Другой позиции быть не может.

-- Какова была первоначальная идея Вашей станции?

А.Ш. Музыка. Классическая музыка. Музыка, не нуждающаяся в рекламе. Лучшее, вечное, избранное — для всех. И пусть никто не уйдет обиженным. Помните, как написано у Стругацких?

-- Как Вы могли бы подытожить свои ощущения по поводу прошедшего года работы?

А.Ш. Собственно, проекту не один год; от идеи к воплощению мы шли два с половиной года. Сегодня очевидно, что мы выбрали однозначно правильный путь. В этом формате у нас нет конкурентов...

-- В Петербурге?

А.Ш. Не только в Петербурге — вообще в России. Мне не хочется заострять внимание на термине «конкуренция». Есть гораздо более глубокие вещи, которые проявились за прошедший год. Наш проект настолько отличен от всего, что в нашей стране было принято причислять к бизнесу, что у многих возникает вопрос — как и кому вообще пришло в голову заняться классическим форматом в обществе, во многом, к досаде нашей общей, живущем «по понятиям»? Ответ прост — наш проект «бежит впереди паровоза». Если большая часть отечественного бизнеса сегодня работает, ориентируясь на «сегодня», то наш проект направлен на «завтра». Это наше принципиальное отличие. И речь не идет о грядущих поколениях. Я говорю -- буквально «завтра». Каждый из нас отдает себе отчет в том, что это очень сложное мероприятие, что оно будет постепенно набирать обороты. Но за прошедший год мы увидели, что эта «постепенность» даже не бежит, а несется...

-- Стремительная постепенность?

А.Ш. Или постепенная стремительность. Об этом говорит обратная связь. Недавно мне рассказали: директор одного из петербургских автомобильных салонов сказал, что, когда машина продается, они выставляют в ней нашу частоту, специально ее программируют. Такие сюжеты очень о многом говорят. Для медийного бизнеса важен не только рекламодатель. Он даже вторичен — важна аудитория. И у рекламодателей первый вопрос — какая у вас аудитория? Многие станции на это отвечают: 15 лет плюс... или 25 плюс... Так вот, наша аудитория -18, 25, 35 лет и старше. Выявляются абсолютно неожиданные тенденции: «Классика Петербург» весьма популярна среди молодежи — той, которая только начинает свою профессиональную жизнь.

-- То есть сразу после институтов?

А.Ш. Да, сегодняшнее молодое поколение — уж извините меня, коллеги, — голосует не за пепси. Оно выбирает классику. Нужно и можно думать о детях гораздо лучше, чем предлагает массовое мнение: будто бы молодежь питается суррогатными станциями, и что же с ней будет дальше... Между тем, все развивается так, как тому и следует быть. Да, в 12 или 15 лет молодежь выбирает пепси. Но это не значит, что она не сопричастна всему остальному — тому, что влияет на формирование личности и в дальнейшем поможет полноценно войти в большую жизнь. Тинэйджеры вырастают, поступают в колледжи. Но когда заканчивается учеба, они меняют футболки на костюмы, ролики — на машины, попсу — на классику. Иной статус — иная доля ответственности. Умные, дальновидные, одаренные молодые люди понимают это задолго до окончания института. Они — будущее нашей страны. И — я горжусь этим — это наши слушатели.

-- Каков же общий портрет Вашей аудитории?

А.Ш. Часто говорят: есть люди, которые по определению не слушают радио и слушать его не будут. Есть и сугубо радийная аудитория, на которой, как правило, базируются все рейтинговые исследования. Когда возникает все большее количество станций, они делят ту аудиторию, которая уже есть, отщипывают кусочек. И здесь у нас тоже обнаружилась интересная тенденция — своего рода прорыв. Мы — как явление или как предприятие — присоединяем к себе и ту аудиторию, которая радио не слушает «из принципа». То есть ту аудиторию, которую на политическом Олимпе принято называть «протестным электоратом». До нашего появления радийный рынок предлагал форматы, похожие один на другой — одну и ту же популярную музыку. В нашем случае наблюдается совершенно иное — мы расширяем радийную аудиторию. И при этом — отнюдь не за счет завсегдатаев филармонии или Мариинского театра.

-- Что привлекает рекламодателей в Вашем формате?

А.Ш. Прежде всего — его уникальность. Плюс — принадлежность к завтрашнему дню. Плюс — расширение рынка. Как показывает практика, фанатов какого-то одного радио не существует. Обычно человек делает выбор в пользу 3-4 радиостанций — это такое как бы кумулятивное голосование. Со стороны рекламодателей — тот же процесс. Есть бизнес, который себя по определению не ассоциирует с какой-либо конкретной аудиторией или музыкальным форматом: авиакомпании, страховые компании, гостиничный бизнес. Мы являемся центром притяжения как для новой аудитории, так и для старой. Классическая музыка понятна и доступна всем. И не важно, просто ли это слушатель, или потенциальный рекламодатель.

-- Сетка программ уже сложилась или находится в стадии становления?

А.Ш. Скорее второе. Могу только сказать, что к концу года мы подошли к стабильному, уже осознанному и опробованному технологическому костяку — формуле, алгоритму. Это касается очередности музыкальных отрывков, которые должны встать в один ряд и создать всю эфирную канву. Она, естественно, продумывается и просчитывается в зависимости от времени суток. И дальше по укрупнению: от дня недели, даже от сезона. Буквально недавно появилась передача о романсе «Измайловский сад». «Классика и джаз» возникла как некий эксперимент: как классические музыканты играют джаз, а джазовые — классику? Очень скоро появится передача о музыке кино. Уже в эфире — «Лабиринты либретто». Мы не претендуем на наукообразные или наукоемкие программы. Наша задача — сделать эти темы интересными всем и максимально приблизить их к массовой аудитории. Ведь, по сути дела, каждая опера напоминает «мыльные» телевизионные сериалы: там всегда любовь и ревность, добро и зло, интрига и противостояние. Существует огромное количество опер, которые вообще никогда не ставились; у тех же Моцарта и Верди их очень много, помимо всем известных. К традиционному для Петербурга межвузовскому музыкальному фестивалю собираемся приурочить выход интерактивной программы: общение в прямом эфире молодежи, в том числе и консерваторской. Сегодня молодежь совершает чудеса, поднимает такие темы, которые не встретишь в серьезных, официальных, «ведческих» трудах.

-- А насколько важна фигура ведущего?

А.Ш. Очень существенный вопрос. С одной стороны, мы когда-то решили для себя, что «Классика Петербург» — радиостанция не ди-джейская. Формат диктует свои законы: мы должны предельно корректно подходить к трансляции музыки. Ди-джей — это, мягко говоря, чуточку более свободный разговор в эфире, нежели «ведение». Ведение есть красивое, осмысленное, но не зацикленное на «я, любимый» преподнесение материала. С другой стороны, в нашем случае особенно важно, чтобы ведущие были яркими, интересными личностями.

-- За год выяснилось четкое направление, куда станция должна двигаться, или стали ясны лишь вещи общего порядка?

А.Ш. Любой общий порядок состоит из тысячи деталей и подробностей. Нет ничего менее значимого или более главного — все одинаково важно. Нужно научиться обращать внимание на мельчайшие детали — и тогда успех станет неотвратим. Не теория, а практика, повседневная практика радио «Классика Петербург» не оставляет сомнений в том, что мы на правильном пути.

("Буржуазия", март-апрель (20) 2004)
Виктор КРЫЛОВ



Комментарии:
 Добавление сообщения
 Текст: 
 Автор: 
 E-mail: 



Аналитика
Новости
На главную страницу
Подняться в верх страницы
Написать письмо редактору сайта
Rambler's Top100